Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко. ОСНОВАНИЕ РИМА. глава 5.§3 (3.1-3.9)



Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко. ОСНОВАНИЕ РИМА. глава 5.§3 (3.1-3.9)



Глава 5.
ЗНАМЕНИТЫЙ ГЕРМАНО-СКАНДИНАВСКИЙ ЭПОС О БОГЕ О'ДИНЕ, НИБЕЛУНГАХ, ЗИГФРИДЕ И БРУНГИЛЬДЕ — ЭТО ОТРАЖЕНИЕ СОБЫТИЙ ВИЗАНТИЙСКО-РУССКОЙ ИСТОРИИ XII-XIII ВЕКОВ.

§3. В «ПЕСНЕ О НИБЕЛУНГАХ» ОТРАЖЕНО НАЧАЛО ПУТЕШЕСТВИЯ «АНТИЧНОГО» ЭНЕЯ-ИОАННА НА РУСЬ В XIII ВЕКЕ. ЗИГФРИД И ЭНЕЙ. БРЮНХИЛЬДА И ДИДОНА. КРИМХИЛЬДА И АФРОДИТА.

  • 3.1. КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ «АНТИЧНОЙ» ИСТОРИИ ДИДОНЫ И ЭНЕЯ.

Оказывается, в «Песне о Нибелунгах» отражены важные элементы истории Энея и Дидоны. Как мы сейчас покажем, в германо-скандинавский эпос вошел рассказ о самом начале путешествия царя Энея-Иоанна на Русь в XIII веке, после падения Царь-Града. Напомним вкратце нужный нам сейчас фрагмент Энеиды Вергилия.

Эней со своими спутниками прибывает к городу Карфагену, где правит царица Дидона. Они поражены видом мощного Карфагена, опасаются за свою судьбу, не зная заранее — как примет их Дидона. Тогда Афродита-Венера, в целях безопасности, накрывает Энея облаком и ДЕЛАЕТ ЕГО НЕВИДИМЫМ ДЛЯ ОКРУЖАЮЩИХ.

«Путь свой (Эней — Авт.) к стенам направил. Воздухом темным тогда окружила Венера идущих, облака плотный покров вкруг них сгустила богиня, ЧТОБ НИ ОДИН ЧЕЛОВЕК НИ УВИДЕТЬ, НИ ТРОНУТЬ НЕ МОГ ИХ иль задержать по пути и спросить о причине прихода... Входит он (Эней — Авт.) в город, ПОКРЫТ (О ЧУДО!) ОБЛАКОМ ПЛОТНЫМ, в гущу вступает толпы, НЕЗРИМЫМ ДЛЯ ВСЕХ ОСТАВАЯСЬ» [125:0], с.133.

Появляется царица Дидона, окруженная толпой народа. К ней приближаются три спутника Энея — Клоант, Антей и Сергест. Имя Сергест по сути совпадает с именем Сергей. Тем более, что сам Виргилий пишет: <<Правил «Кентавром» Сергест — от него получил свое имя Сергиев дом>> 125:0], с.201. Эней, по-прежнему скрытый облаком от окружающих, наблюдает за ними. Три троянца говорят Дидоне, что прибыли с миром, хотят лишь немного отдохнуть, после чего продолжат плавание в Гесперию-Латинию-Италию-Лаций. Не видя царя Энея, Дидона отвечает троянцам, чтобы они отбросили свои страхи, позвали сюда своего царя Энея и расположились на отдых. И тогда невидимое покрывало спадает с Энея, облако исчезает, и он является Дидоне и толпе.

«Облако разорвалось и растаяло в чистом эфире. Встал пред народом Эней: божественным светом сияли плечи его и лицо» [125:0], с.137.

Дидона с почетом принимает Энея и его спутников в своем дворце. Но затем разворачивается еще один «обман», который можно назвать «подменой персонажа». Вместе с Энеем в Карфаген прибывает его сын Асканий-Юл. Эней хочет тоже привести его в Карфаген и представить Дидоне. Однако Афродита-Венера вновь вмешивается в события и устраивает еще одну «интригу». Под видом Аскания-Юла она подсылает Дидоне Купидона, требуя, чтобы тот разбудил любовь к Энею в сердце Дидоны.

<<Вместо Юла пришел Купидон, изменивший обличье, сердце безумьем зажег и разлил в крови ее пламя... «Мальчика (Аскания-Юла — Авт.) я (Афродита — Авт.), усыпив, умчу на высоты Киферы... Чтобы моих он козней не знал и не мог помешать им. ТЫ НА ОДНУ ТОЛЬКО НОЧЬ СВОЙ ОБЛИК ИЗМЕНИШЬ ОБМАННО; мальчик сам, ты прими привычный мальчика образ, чтобы, лишь только тебя на колени посадит Дидона... тайное пламя вдохнуть в нее, отравив ее тайно»>> [125:0], с.139-140.

Итак, настоящего Аскания-Юла погружают в сон и уносят вдаль, в Идалийские рощи, а вместо него, В ЕГО ОБЛИЧЬЕ, на пиру перед Дидоной и Энеем предстает бог Купидон.

«Все дивятся дарам Энея, дивятся на Юла... Пристальней всех остальных финикиянка (Дидона — Авт.) бедная смотрит, не наглядится никак, ОБРЕЧЕННАЯ БУДУЩЕЙ МУКЕ: СЕРДЦЕ ЕЕ РАСПАЛИЛИ ДАРЫ И МАЛЬЧИК ПРЕКРАСНЫЙ... После к царице пошел (Купидон — Авт.). А та глядит неотрывно, льнет всею грудью к нему, и ласкает его, и не знает, бедная, что у нее на коленях бог всемогущий» [125:0], с.140.

В итоге Дидона без памяти влюбляется в Энея. Однако сам Эней относится к Дидоне весьма прохладно. В то же время Дидона, утратив всякую осторожность, забыв о людской молве, объявляет свой союз с Энеем супружеским браком. Молва подхватывает ее слова и разносит повсюду. Все рядят, будто «принят Дидоною он был (Эней — Авт.) и ложа ее удостоен; долгую зиму теперь они проводят в распутстве, царства свои позабыв в плену у страсти постыдной» [125:0], с.184-185. Хотя на самом деле ничего подобного вроде бы не было! Иными словами, состоялось как бы обручение Дидоны и Энея, не перешедшее однако в настоящий брак. В конце концов, Эней отдает тайный приказ своему флоту готовиться к отплытию из Карфагена. Узнав о секретных сборах, Дидона приходит в неистовство, мечется, сгорая от неразделенной любви, яростно обвиняет Энея в двуличии.

В ответ Эней заявляет, что изменить свое решение он не может. Флот готов, соратники ждут. Бог приказывает отправиться в дальнейшее плавание в Гесперию-Латинию. Потрясенная Дидона превращается во врага.

<<ВЗГЛЯДОМ ВРАЖДЕБНЫМ ЕГО С ГОЛОВЫ ДО НОГ ИЗМЕРЯЯ, и наконец, не стерпев, ему ответила во гневе: «Нет, не богини ты сын, и род твой не от Дардана... В чащах Гирканских ты был тигрицей вскормлен свирепой! ... Я преследовать буду с факелом черным тебя; когда же тело с душою хладная смерть разлучит, — с тобою тень моя будет»>> [125:0], с.189.

Эней смертельно испуган, хочет успокоить царицу, но все усилия тщетны. Тогда Эней отдает приказ к отплытию. Флот тут же выходит в море.

Дидона приказывает слугам подготовить огромный костер, на котором она будто бы собирается СЖЕЧЬ ОБРАЗ КОВАРНОГО ЭНЕЯ [125:0], с.195. Ничего не подозревающие слуги исполняют приказ. Но на костер неожиданно для всех восходит сама царица Дидона с клинком в руке. Она уверенно наносит себе смертельный удар мечом и падает в разгорающийся огонь. Вспыхивает чудовищное пламя, достигающее жилищ небесных богов.

«Вторит эфир пронзительным горестным криком. Кажется, весь Каргафен иль старинный Тир под ударом вражеским рушится в прах и ОБЪЕМЛЕТ БУЙНОЕ ПЛАМЯ КРОВЛИ БОГОВ И КРОВЛИ ЛЮДЕЙ, ПОЖАРОМ БУШУЯ» [125:0], с.196.

Этим заканчивается история Дидоны и четвертая книга Энеиды.
[leyka_campaign_form id="1804"]

  • 3.2. МОГУЩЕСТВЕННАЯ ЦАРИЦА ДИДОНА И МОГУЧАЯ ВОИТЕЛЬНИЦА БРЮНХИЛЬДА.

Соответствие германо-скандинавского эпоса и «античной» истории Дидоны и Энея довольно прозрачно и выглядит так.

&& ВОИНСТВЕННОСТЬ КОРОЛЕВЫ.

Царица Дидона-Элисса правит великим городом Карфагеном, столицей могущественного царства. Карфаген знаменит своей ВОЕННОЙ МОЩЬЮ, сравнимой только с мощью Рима [533], т.1, с.377. Вообще, считается, что Карфаген был «военной империей». Таким образом, царица Дидона, правя военизированным государством и в определенном смысле олицетворяя его, как бы сама оказывается могучей воительницей. Хотя поэма Энеида ничего не сообщает об ее личном участии в военных поединках.

А что рассказывает германо-скандинавский эпос? Королева Брюнхильда является, оказывается, МОГУЧЕЙ ВОИТЕЛЬНИЦЕЙ, ВАЛЬКИРИЕЙ, ее боятся многие, см. выше. Она побеждает в состязаниях и поединках, метко мечет свое огромное копье, бросает гигантские камни и, более того, прыгнув вслед, обгоняет брошенный ею камень [652:1], с.57. Воинственность Брюнхильды — основная ее характеристика на страницах «Песни о Нибелунгах». Она описана как «железная женщина», суровая и твердая в исполнении своих намерений. Брюнхильда внушает трепет воинам-мужчинам. Недаром Хаген говорит своему властителю Гунтеру: «Вы в ДЬЯВОЛИЦУ СУЩУЮ, король мой, влюблены» [652:1], с.54.

&& НЕЗАМУЖНЯЯ КОРОЛЕВА.

Дидона — вдова, причем замужем она была уже достаточно давно. После смерти мужа она покинула родину и основала Карфаген. С ТЕХ ПОР ОНА НИКОГДА НЕ ВЫХОДИЛА ЗАМУЖ.

Аналогично, королева Брюнхильда является НЕЗАМУЖНЕЙ ПРИНЦЕССОЙ [652:1]. Это обстоятельство неоднократно и по разным поводам подчеркивается в «Песне о Нибелунгах».

 

  • 3.3. СНАЧАЛА ЭНЕЙ ОПАСАЕТСЯ ДИДОНЫ И ПОНАЧАЛУ ЗИГФРИД ОПАСАЕТСЯ БРЮНХИЛЬДЫ. ЭНЕЯ ОХРАНЯЕТ АФРОДИТА, А ЗИГФРИДА НАПУТСТВУЕТ КРИМХИЛЬДА.

Эней, прибывая со своими спутниками в Карфаген, весьма опасается могущественной царицы Дидоны, не зная, как повернется судьба, см. выше. Опасается настолько, что богиня Афродита, сопровождающая и охраняющая троянцев, делает его невидимым для окружающих. Напомним, что Афродита считается матерью Энея.

Обратимся теперь к «Песне о Нибелунгах». Зигфрид прибывает ко двору Брюнхильды вместе Гунтером, Хагеном и Данквартом. Главная тема их обсуждений в пути такова: они опасаются воительницы Брюнхильды, о суровом нраве которой гласит молва. Сто'ит отметить, что в путь к Брюнхильде Зигфрида снарядила и напутствовала Кримхильда [652:1], с.47. Которая, как мы уже видели, соответствует богине Афродите.

Таким образом, в обеих версиях присутствует Афродита-Кримхильда, заботливо оберегающая Энея-Зигфрида от бед.

Отметим также, что в обоих вариантах герой со спутниками прибывает ко двору царицы МОРЕМ. Морской флот Энея и троянцев причаливает к берегам Карфагена. Зигфрид со спутниками также приплывает к Брюнхильде НА КОРАБЛЕ [652:1], с.53.

 

  • 3.4. ОБЛАКО, ДЕЛАЮЩЕЕ ЭНЕЯ НЕВИДИМЫМ И ПЛАЩ-НЕВИДИМКА, СКРЫВАЮЩИЙ ЗИГФРИДА ОТ ГЛАЗ ОКРУЖАЮЩИХ.

Согласно поэме Вергилия, Эней, приближаясь к царице Дидоне, окутывает себя неким облаком, которое СКРЫВАЕТ ЕГО ОТ ОКРУЖАЮЩИХ, ДЕЛАЕТ НЕВИДИМЫМ, см. выше. В таком виде Эней присутствует при беседе Дидоны с другими его тремя спутниками и, когда становится ясно, что опасности нет, «выходит из облака» и становится видимым.

Очень похожую картину рисует и «Песня о Нибелунгах». Прибыв ко двору Брюнхильды, Гунтер и его спутники узнаю'т, что Брюнхильда назначает им состязание. Бургунды смущены этим обстоятельством и начинают совещаться, опасаясь воинственной королевы. Дело в том, что Гунтер ощущает свою недостаточную силу по сравнению с Брюнхильдой. В то же время Зигфрид убежден в своих способностях победить королеву. В итоге, Зигфрид предлагает спутникам следующую хитрость. ОН НАКИНЕТ НА СЕБЯ ПЛАЩ-НЕВИДИМКУ и, став рядом с Гунтером, лично будет сражаться с Брюнхильдой. А Гунтеру нужно будет лишь имитировать боевые движения, «изображая» битву. Так и порешили. Процитируем «Песнь о Нибелунгах».

«Смутила гордость девы гостей отважных дух... Что станет с государем? Как Гунтера спасти?.. Меж тем НА БЕРЕГ Зигфрид отправился тайком. ТАМ ИХ КОРАБЛЬ КАЧАЛСЯ, колеблем ветерком. ПЛАЩ-НЕВИДИМКУ ВИТЯЗЬ ИЗ ТАЙНИКА ДОСТАЛ, НАДЕЛ ЕГО И В ТОТ ЖЕ МИГ НЕЗРИМ ДЛЯ ГЛАЗА СТАЛ. Вернувшись спешно в замок, увидел удалец, что все для состязанья готово наконец. ЧЕРЕЗ ТОЛПУ ПРОКРАЛСЯ И ПОДОШЕЛ К ДРУЗЬЯМ, ПО-ПРЕЖНЕМУ НЕВИДИМЫЙ ТЕМ, КТО СОБРАЛСЯ ТАМ» [652:1], с.53.

Начинается поединок с Брюнхильдой. Невидимка-Зигфрид выигрывает его, но все ошибочно полагают, что победу одержал Гунтер. В итоге обманутая Брюнхильда соглашается выйти замуж за Гунтера.

 

  • 3.5. «ПОМОЛВКА» ДИДОНЫ С ЭНЕЕМ И ПОМОЛВКА БРЮНХИЛЬДЫ С ЗИГФРИДОМ.

Как мы уже говорили, Дидона без памяти влюбляется в Энея и считает его своим мужем. Они все время появляются вместе, рис.5.18, и молва объявляет их мужем и женой. Однако на самом деле это вроде бы не так. Так что всю ситуацию условно можно назвать «помолвкой»: они предварительно объявлены мужем и женой, однако фактический брак не состоялся.

Рис.5.18. «Эней и Дидона, застигнутые грозой». Ватиканский экземпляр Энеиды Вергилия. Взято из [524:1], с.681, илл.760.

Обратимся теперь к истории Зигфрида и Брюнхильды. Одна из германо-скандинавских версий утверждает, что ЗИГФРИД И БРЮНХИЛЬДА ДЕЙСТВИТЕЛЬНО БЫЛИ ПОМОЛВЛЕНЫ. В «Песне о Нибелунгах» «ощущаются отзвуки тех, вероятно, сложившихся на скандинавской почве, версий сказания о Зигфриде-Сигурде и Брюнхильде, согласно которым ОНИ БЫЛИ РАНЕЕ ПОМОЛВЛЕНЫ, а затем Зигфрид-Сигурд, опоенный волшебным питьем, ЗАБЫЛ О ПОМОЛВКЕ, что явилось причиной последующей трагедии» [652:1], с.333.

Таким образом, Энеида и «Песнь о Нибелунгах» довольно близки друг к другу и в этом пункте.

 

  • 3.6. ЯКОБЫ ОШИБОЧНАЯ МОЛВА О ФАКТИЧЕСКОМ СУПРУЖЕСТВЕ ДИДОНЫ И ЭНЕЯ И ЯКОБЫ «ЦЕЛОМУДРЕННАЯ БРАЧНАЯ НОЧЬ» ЗИГФРИДА С БРЮНХИЛЬДОЙ.

Как видно из Энеиды, вопрос о помолвке и супружестве Энея и Дидоны активно обсуждался старинными авторами. Судя по всему, высказывались разные точки зрения. Одни рассуждали лишь об их помолвке, другие заявляли, что Эней и Дидона были мужем и женой в прямом смысле.

Очень похожая картина встает и со страниц германо-скандинавского эпоса по поводу Зигфрида и Брюнхильды. В эпосе отразились обе версии. Первая — что помолвка была, однако брак не состоялся. Вторая — что была не просто помолвка, а брачная ночь. Однако, в то же время, «ночь была странной», поскольку Зигфрид и Брюнхильда лежали рядом на одной постели, но были разделены обнаженным мечом. Дескать, фактическими мужем и женой не стали. «Он (Зигфрид — Авт.) проводит у Брюнхильд три ночи, положив между нею и собой обнаженный отравленный меч» [533], т.2, с.433.

Кримхильда утверждала, что Брюнхильда была НАЛОЖНИЦЕЙ Зигфрида: «Подданным своим была в наложницы взята» [652:1], с.100. Кримхильда также предъявляет перстень «что Зигфрид мне принес в ту ночь, когда НА ЛОЖЕ ВЫ С НИМ ВЗОШЛИ ВДВОЕМ» [652:1], с.101.

Зигфрид оказывается в спальне Брюнхильды. Свита покидает супружеский покой. Двери спальни закрываются. «Склонять к игре любовной Брюнхильду начал он» [652:1], с.80.

И в то же время утверждается, будто Зигфрид не посягал на честь Брюнхильды [652:1], с.80-81.

Таким образом, в обеих версиях — германо-скандинавской и «античной» — звучит один и тот же мотив: помолвка или сомнительное супружество или неудавшийся брак Энея-Зигфрида и Дидоны-Брюнхильды.

 

  • 3.7. ТАЙНАЯ ПОДМЕНА АСКАНИЯ-ЮЛА КУПИДОНОМ И ТАЙНАЯ ПОДМЕНА ГУНТЕРА ЗИГФРИДОМ. ПОДМЕНА ВНУШАЕТ ЛЮБОВЬ ДИДОНЫ К ЭНЕЮ И БРЮНХИЛЬДЫ К ГУНТЕРУ.

Как мы уже говорили, богиня Афродита приказывает Купидону ПРИНЯТЬ ОБЛИК Аскания-Юла и внушить царице Дидоне любовь к Энею. При этом самого Аскания-Юла увозят и Купидон занимает его место во дворце Дидоны. Причем рядом присутствует и сам Эней, рис.3.46 и рис.5.19. Таким образом, перед нами следующая сцена, где участвуют три персонажа.

а) Дидона, принимающая в гости Энея.

б) Эней, сидящий рядом с ней на пиру.

в) Тут же, на коленях у Дидоны сидит Купидон, принявший облик Аскания-Юла и внушающий царице любовь к Энею.

Рис.3.46. «Эней и Дидона». Миниатюра из Codex Vergilius Romanus 3867. Якобы VI век н.э. Дидона и Эней на пиру. Взято из [1191:1], с.70. См. также [1075:1], с.52.

Рис.5.19. «Дидона принимает Энея, и Амур оборачивается Асканием». Франческо Солимена. 1720—1730 годы. Взято из [40:1], с.470, илл.474.

На рис.5.20 показана еще одна старинная миниатюра (прорисовка), изображающая подмену мальчика Аскания богом Купидоном.

Рис.5.20. Старинная миниатюра «Дидона и Амур (Купидон) в облике Аскания». Ватиканский экземпляр Энеиды Вергилия. Взято из [524:1], с.679, илл.757.

Обратимся теперь к «Песне о Нибелунгах». Здесь тоже в яркой форме присутствует мотив ПОДМЕНЫ ГЕРОЯ С ЦЕЛЬЮ ВНУШИТЬ ЛЮБОВЬ ЦАРИЦЕ. Причем сцена практически та же, что и в «античной» Энеиде. Судите сами.

Брюнхильда, обманутая Гунтером и Зигфридом во время поединка-состязания, дает согласие на брак с Гунтером. Напомним, что Зигфрид, накинув плащ-невидимку, стоял рядом с Гунтером и за него отражал удары Брюнхильды.

Происходит свадьба. Новобрачные — Брюнхильда и Гунтер — удаляются в спальню. Однако брачная ночь неожиданно оборачивается для Гунтера плохо. Брюнхильда, возмущенная «посягательствами» Гунтера, связывает его и вешает на крюк на стене, где тот бесславно проводит всю ночь.

Зигфрид предлагает Гунтеру помощь и на этот раз. На следующую ночь Зигфрид, вновь став невидимым, проникает в спальню Брюнхильды, где уже находится Гунтер. Свечи гасят и в темноте ЗИГФРИД ПОДМЕНЯЕТ СОБОЮ ГУНТЕРА. Брюнхильда думает, будто рядом с ней ложится Гунтер, в то время как на самом деле это — Зигфрид. Зигфрид борется с Брюнхильдой и в конце концов укрощает ее.

«Король, — она взмолилась, не убивай меня. Тебе покорна стану я с нынешнего дня и больше мужней воле перечить не дерзну. Теперь я вижу, что смирить способен ты жену» [652:1], с.81. Зигфрид отходит в сторону и его место незаметно занимает законный муж Гунтер. Таким образом, Брюнхильда «влюбляется» в Гунтера и становится его женой.

Итак, здесь тоже участвуют три персонажа: Брюнхильда — это Дидона; затем Гунтер — в данной сцене он, вероятно, является отражением Энея; и, наконец, Зигфрид — это «Купидон», бог, внушивший любовь царице.

В описанной сцене имеется путаница в именах. Гунтер как бы «занял место Энея», то есть на время поменялся ролями с Зигфридом. А Зигфрид «стал Купидоном», богом любви, сломившим сопротивление царицы Дидоны-Брюнхильды. В остальном костяк сюжета сохранен. Кроме того, в обеих версиях Брюнхильда по-прежнему соответствует Дидоне.

 

  • 3.8. ЭНЕЙ ПОКИДАЕТ ЛЮБИВШУЮ ЕГО ДИДОНУ, А ЗИГФРИД ПОКИДАЕТ ЛЮБИВШУЮ ЕГО БРЮНХИЛЬДУ. ЭНЕЙ ВСКОРЕ ЖЕНИТСЯ НА ЛАВИНИИ, А ЗИГФРИД ВСКОРЕ ЖЕНИТСЯ НА КРИМХИЛЬДЕ.

Несмотря на любовь Дидоны, Эней покидает ее и отдает приказ троянскому флоту вновь выйти в море, чтобы продолжить путь в Гесперию-Латинию. Он не испытывает особого чувства к Дидоне и его даже тяготит ее неистовая любовь. Прибыв в Латинию, Эней вскоре женится на Лавинии, дочери царя Латина [533], т.2, с.662.

В германо-скандинавской версии события разворачиваются похожим образом. Зигфрид уезжает от Брюнхильды и вскоре женится на красавице Кримхильде [652:1]. Как мы уже цитировали: «Помолвка ее (Брюнхильды — Авт.) с Сигурдом расстроилась, так как он, выпив напиток забвения, утратил память об их встрече и взял в жены Гудрун (Кримхильду — Авт.)» [533], т.1, с.188. Кстати, имя ГУДРУН может быть легким искажением славянского ГОРДАЯ или ГОРДЫНЯ, ОРДЫНКА. По некоторым версиям, Гудрун была дочерью Гримхильды = Кримхильды [652:2], с.272.

 

  • 3.9. ПОКИНУТАЯ ДИДОНА КОНЧАЕТ С СОБОЙ, ВОСХОДЯ НА КОСТЕР. ПОКИНУТАЯ БРЮНХИЛЬДА КОНЧАЕТ С СОБОЙ, ПРИКАЗАВ ПОЛОЖИТЬ ЕЕ НА КОСТЕР.

После отплытия Энея царица Дидона приказывает подготовить костер для жертвоприношения. Она заявляет, что хочет «СЖЕЧЬ НА ЖАРКОМ КОСТРЕ ДАРДАНЦА (Энея — Авт.) КОВАРНОГО ОБРАЗ» [125:0], с.195. Костер разгорается, Дидона восходит на костер и наносит себе смертельный удар мечом. Костер вспыхивает с невероятной силой и кажется, будто весь Карфаген и даже жилища богов охвачены огнем [125:0], с.196.

Обратимся теперь к германо-скандинавскому эпосу. Согласно одной из версий, «сама Брюнхильда кончает с собой, приказав положить ее на погребальный костер рядом с костром, на котором лежит ее возлюбленный (убитый Зигфрид — Авт.). Смерть объединяет Брюнхильду с Сигурдом» [533], т.1, с.188.

Таким образом, согласно Энеиде, Дидона погибает на костре «вместе с образом Энея», а согласно германо-скандинавскому эпосу, Брюнхильда, то есть Дидона, погибает на костре вместе с самим Зигфридом, то есть Энеем.

Итак, мы видим хорошее соответствие между Дидоной и Брюнхильдой, а также Энеем и Зигфридом. Краткую схему см. на рис.5.21 и рис.5.22.

Рис.5.21. Соответствие между Дидоной и Брюнхильдой, а также между Энеем и Зигфридом. Первая часть.

Рис.5.22. Соответствие между Дидоной и Брюнхильдой, а также между Энеем и Зигфридом. Вторая часть.

Спрашивается, отразилась ли история Энея-Зигфрида и Дидоны-Афины-Брюнхильды в русском эпосе? Ведь, согласно нашим результатам, речь шла о путешествии царя Энея-Иоанна на Русь. Было бы странно, если бы в русской литературе не осталось упоминаний о нем. Оказывается, история Зигфрида и Брюнхильды в русском фольклоре действительно присутствует. Причем в достаточно ярком виде. Мы цитируем: «В.М.Жирмунский видит исток этого сюжета (о Зигфриде и Брюнхильде — Авт.) в богатырской сказке и приводит, в частности, русскую сказку о сватовстве царевича к правящей далеким царством богатырской деве: помощник царевича, выдержав вместо него испытания, которым она подвергает женихов, укрощает богатыршу на брачном ложе побоями, но становится жертвой ее мести после того, как обман раскрывается, — она отрубает ему ноги; разоблаченного супруга богатырша превращает в свинопаса» [533], т.1, с.188; [278:0].

Надо ли говорить, что некоторые историки раздражены самой мыслью о том, что знаменитая «древнейшая» германская легенда может иметь свой прообраз в русской сказке. Пишут так: <<А.Хойслер и его ученики считают, что эта сказка — не что иное, как ВУЛЬГАРИЗАЦИЯ («ПЛЕБЕЙСКАЯ ТРАВЕСТИЯ») германского эпического предания. Жирмунский отвергает эту точку зрения>> [533], т.1, с.188; [929:1].

Наша реконструкция все ставит на свои места и, в частности, устраняет поводы для раздражения некоторых комментаторов. Как выясняется, нет оснований для глубокомысленных западно-европейских обвинений русских сказаний в «вульгарной плебейской травестии». На самом деле, и русская сказка, и германо-скандинавский эпос восходят к общему первоисточнику, рассказывавшему о событиях конца XII — XIII века, а именно, о взятии Царь-Града войсками Руси-Орды и о путешествии троянского царя Энея на Русь.
[leyka_campaign_form id="1804"]
ЛИТЕРАТУРА:

  • [125:0] [Вергилий]. Публий Вергилий Марон. «Буколики. Георгики. Энеида». — Москва, изд-во «Художественная литература», 1971. В серии: Библиотека всемирной литературы. Серия первая, т.6.
  •  [533] «Мифы народов мира. Энциклопедия». Тома 1,2. — Москва, изд-во «Советская Энциклопедия», 1980 (том 1), 1982 (том 2).
  • [652:1] "Песнь о нибелунгах". В серии: «Литературные памятники». Академия Наук СССР. — Ленинград, изд-во Наука, Ленинградское отделение, 1972.
  • [524:1] Менар Рене. «Мифология в древнем и современном искусстве». — Минск, Москва, ХАРВЕСТ АСТ, 2000.
  • [1075:1] [Codices illustres]. Ingo F.Walther, Norbert Wolf. «Codices illustres. The world's most famous illuminated manuscripts. 400 to 1600». — 2001 TASCHEN GmbH. Ko"ln, London, Madrid, New York, Paris, Tokyo.
  •  [40:1] Аугусто Джентили, Уильям Бархем, Линда Уайтли. «Лондонская Национальная Галерея». Альбом. Из серии: Великие Музеи Мира. — Москва, изд-во СЛОВО/SLOVO, 2001. Перевод итальянского издания, Magnus Edizioni Spa, Udine, Italia, 2000.
  • [652:2] «Песнь о нибелунгах». В издании: «Всемирная литература». Серия первая, том 9. — Москва, изд-во «Художественная литература», 1975.
  • [278:0] Жирмунский В.М. «Народный героический эпос». — М. -Л., 1962.
  • [929:1] Хойслер А. «Германский героический эпос и сказание о Нибелунгах». — М., 1960.

ИСТОЧНИК:

Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко
Начало Ордынской Руси. ОСНОВАНИЕ РИМА. После Христа. Троянская война.

(Переработанное издание)

РЕДАКТОР:

ИЗРАИЛЬ БИБЛИИ — ЭТО СЛАВЯНО -ТЮРКСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ!!!

Обновлено: 26.07.2020 — 11:40

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *